karpukhins

Сергей Карпухин

Путешествия и фотография. Фото-географические исследования. Пейзажная фотография.


Previous Entry Share Next Entry
Мы идём по Восточному Саяну.
karpukhins
Из серии - Соло по Тофаларии.

Итак, Восточные Саяны. Разве можно было туда ещё не вернуться. Не судьба, а моё большое желание свели с этим горно-таёжным районом ещё раз в 1994-м году. Это был этап в жизни, когда по ряду причин уже расстался с геологией, как и большинство геологов в стране. Но было понятно, что странствия - неотъемлемая часть моей жизни. Однако путешествия никогда не воспринимались как способ отдыха, пусть даже активного. Слово турист звучало для меня всегда оскорбительно. Путешествия – это настоящая работа. И как любая другая, эта работа должна приносить результат, какие-то плоды. Пусть даже не в виде денег и вообще может быть не в материальном измерении. Тогда я оказался на каком-то распутье. Требовалось найти целевую основу для путешествий. Это теперь уже окончательно, давно и бесповоротно определил своё место в качестве фотографа-путешественника. А тогда это было ещё не совсем понятно, хотя фотоаппарат всегда входил в список необходимого снаряжения, без сомнений.

Основной же целью экспедиции 1994-го года была обозначена разведка минералогических проявлений, естественно с дальнейшей добычей и коммерческим использованием. Предыдущей зимой, с помощью всё тех же Михалыча и Стефаныча, по старой памяти, удалось поработать в геологических фондах и собрать кое-какую информацию. Нарыл несколько потенциально интересных минералогических проявлений, которые не мешало бы проверить. Радужными перспективами заинтриговал своего друга и соратника по спелеоэкспедициям – Володю Шпанова. Третьего нашли уже впритык к экспедиции и в классическом стиле. Как-то зашли с Володей на каменную выставку, они тогда только начинались. Сидим в кафешке, пьём пиво, обсуждаем детали предстоящего мероприятия, никого не трогаем. Тут появился Роберт, наш общий друг и тоже любитель подземных путешествий. На свою беду подсел за наш столик, был заинтригован нашими рассуждениями и после третьей кружки попросился в соучастники. На следующий день осознал опрометчивость такого решения, но отказываться поздно, уже сактирован.

Прикупили необходимого снаряжения, продуктов и вперёд на Абакан, для начала. Первая, интересующая нас точка с зелёными турмалинами, находится прямо рядом с железной дорогой, на экзотической её ветке – Абакан-Тайшет, рядом со станцией Жайма. Экзотика тут в том, что дорога проложена через довольно высокий горный хребет. Поезд идёт по серпантину. Едешь себе по склону горы, а другой поезд на противоположном склоне, совсем неподалёку, но метров на 500 выше. Ничего интересного, конечно, там не нарыли. Потом ещё побывали на карьере месторождения Большая Ирба, где встречаются друзы гранатов и тоже без особого успеха.

А потом наступил основной этап. Доехали туда, куда ещё можно было доехать рейсовым автобусом, а именно до деревни Гуляевка. Встали на самом краю деревни, прямо на виду Гуляевских порогов, что на реке Казыр, здесь и заночевали. В Гуляевке, в основном, живут староверы. Один из представителей местного населения подружился с нами, угощал самогонкой из жимолости, а нашу водку согласился пить только из горлышка, пользоваться посудой мирских вера не позволяет.

T01-1
На окраине Гуляевки. В лодке Володя и наш местный друг.


Вверх по Казыру ещё есть немного плохой дороги, но теперь только на попутке. Попутный «Урал» удалось выловить с утра, в качестве приманки используя литр спирта. Шофёр не стал откладывать надолго злоупотребление, поэтому транспорт доставил нас относительно благополучно только лишь благодаря совместному вождению.

Дальше дорог нет. Здесь ещё один населённый пункт, в котором проживают староверы, он называется Жаровский. Похоже, здесь живут более ортодоксальные староверы, чем в Гуляевке. Всё строже и больше порядка. Нашли человека, который за некоторую, не очень большую сумму согласился забросить нас вверх по реке на моторной лодке до устья реки Рыбной. По долине этой реки планируем выйти на следующую интересующую нас минералогическую точку. Июнь, недавно установилась жаркая погода, активно тает снег в горах. В реке много воды и она всё прибывает. Поднимаемся на деревянной, длинной и узкой «Казанке» с мотором. С трудом преодолеваем напирающее течение. До Рыбной не дошли около километра, здесь опасный по этой воде порог. К устью реки всё переносим на себе.

Дальше наш путь лежит по долине реки Рыбной вверх. Там выше, между долинами Рыбной и Казыра, островом среди тайги восстаёт голец с символической для советского человека максимальной отметкой высоты – 1917 метров. Почти на вершине этого гольца расположено бериллиевое месторождение под названием «Радуга». Нас интересует эвклаз - один из минералов этого месторождения, который может иметь коллекционную и соответственно коммерческую ценность.

Дорога оказалась не простой. Сложные броды, плохая проходимость. Но через некоторое время всё же вплотную подобрались к нужному гольцу с революционной высотой. Вот и путь подъёма на него просматривается. Но то, что видно снизу, совсем не похоже на то, что увидишь под ногами. Подъём оказался крут, временами приходилось подниматься практически по скалам. Однако вот он островок высокогорья среди тайги. Совсем другой, можно сказать затерянный мир. Кругом снежники, многочисленные ручьи, разбегающиеся во все стороны и вроде бы нарушающие законы гравитации. Поляны, заросшие цветами, диким луком и черемшой, хоть косой коси. По вечерам порхающие в сумерках летучие мыши.

T02-1
У вечернего костра на Рыбной.

T03-1
Один из бродов на Рыбной.

T04-1
Охотничья тросовая переправа на Рыбной. Случайно обнаружили.

T05-1
Трудный подъём к "Радуге".

T06-1
На вершине гольца - 1917 метров.

T07-1
Где-то здесь должен быть эвклаз.

Итак, здесь нужно поработать. Старые, уже оплывшие разработки нашли быстро. Пошли в ход ненужные до сих пор кирка и лопата, всё это время едущие на нас. Однако выводы закономерны. Чтобы здесь что-то нарыть, нужны серьёзные горнопроходческие работы. А это нам не под силу. А если и под силу, то стоит ли оно того. К тому времени уже стало понятно, что у нас не так много продуктов. Володя Шпанов – постоянный завхоз во многих наших экспедициях под землю и здесь взял на себя эту обязанность. Исправно кормил нас по утрам «геркулесом», днём предлагал по шоколадке к чаю и лишь вечерами угощал не очень большой порцией каши с салом. Как-то не очень компенсировало это наши энергетические затраты. Вот и решили мои друзья-товарищи на сходке:
- Вот ты ружьё тащишь, а зачем? Отправляйся-ка на охоту, добудь мяса.

Ну а какой из меня охотник, жалко мне зверушек. Но всё же прислушался к мнению сотоварищей и пошёл на охоту. Поднялся на горку, оглядел окрестности, нет никого, вздохнул с облегчением. Тут, вдруг, неподалёку медведь образовался. И откуда только что взялось. Чувствую незнакомый доселе азарт и первобытный охотничий инстинкт. И за тот камешек забегу и за этот заползу, выпасаю зверя. Подбираюсь на расстояние, откуда можно сделать решающий выстрел. Так увлёкся, что не заметил, как зверюга потерялся. Вот только что был, а теперь будто растворился, видно почуял. Посидел, подумал пригорюнившись, а с другой стороны хорошо, ну зачем нам медведь, большой он слишком и может быть трихинилёзным. Сам удивляюсь, что это меня так азарт охотничий захватил.

Но всё же неудобно как-то с пустыми руками возвращаться в стан друзей. Надо ещё что-то поискать. А что тут искать, вот и парочка оленей показалась. Классический вариант – самочка и самец-рогоносец. Опять проявляю чудеса скрадывания зверя. Вот уже подобрался на расстояние выстрела. Тут на небе что-то несоответствующее моменту образовалось, тучки чёрные набежали, гроза грохочет. Взял в прицел самца, жму на спусковой крючок. Как по заказу, одновременно с выстрелом грохочет гром. Нет, слишком красив, дрогнула рука. Олени даже и не поняли в чём дело, пасутся себе спокойно. Да что толку, гильза застряла в патроннике. У меня шестизарядное помповое ружьё, как у «терминатора». Видно не приспособлено оно для наших патронов. В нервной суете делаю окончательную глупость, пытаясь вытолкнуть гильзу со стороны ствола, срезанной для этого веткой. Ветка окончательно закупоривает ствол, превращая оружие в конструкцию непонятного назначения. Тут и небо разродилось солидной порцией крупного града. Олени в недоумённом внимании проводили убегающего горе-охотника и не спеша, скрылись в противоположном направлении. Вот бегу по направлению к лагерю, лавируя между самыми крупными градинами, в руках ружьё с торчащей из ствола палкой и думаю: - «а теперь по сценарию должен медведь появиться». И точно, вот он дорогу мне перебегает, наверное, тот самый. А в лагере дружки мои в нетерпении ложками стучат. Кушайте ребята кашу, уходить легче будет, пора уже. Эти олени оленят ещё наплодят, а мы ничего, с голоду не помрём как-нибудь. Как и следовало ожидать, история с эвклазом тоже потерпела фиаско

А что дальше? Дальше наш путь лежит вверх по Казыру, почти к его истокам. Следующее, интересующее нас минералогическое проявление находится аж в верховьях Малого Сигача. И это очень далеко, уже на территории той самой Тофаларии. Чтобы достичь истоков Малого Сигача, нужно ещё очень долго подниматься по Казыру, затем до самого верха по его правому притоку – Большой Киште и немного не доходя Монгольского перевала, уйти сразу в истоки Малого Сигача.

Путь оказался очень труден. Саяны вообще труднопроходимая местность. Но идти по Казыру – отдельная статья. Когда-то здесь были конные тропы, которые поддерживались в рабочем состоянии. Теперь же здесь никто не ходит. Многочисленные буреломы сделали своё дело. Местами казалось, что пройти просто невозможно. Многослойные завалы приводили к отчаянию. Но деваться было некуда, вперёд и только вперёд. Мы даже разработали классификацию сложности завалов. К высшей категории относили завалы многослойные, не менее трёх разнонаправленных слоёв. Если всё это происходило в дождь, то категория сложности автоматически возрастала на единицу. Самое коварное дерево здесь – пихта. Кажущийся сухим и надёжным ствол упавшего дерева на самом деле настоящая ловушка. Стоит довериться ему, неосторожно наступив, как подгнившая кора, будто намыленная соскальзывает, оголяя ствол, и ты теряешь равновесие. А за спиной большой груз и кругом торчат острые сучья, так и норовящие тебя проткнуть. Да если бы только это грозило нашей жизни. Здесь водится один очень маленький, но очень опасный зверь – иксоидный клещ. Мы как раз попали в период его активной жизни. Сам по себе он и не страшен совсем. Зато энцефалит – разносчиком которого он является, болезнь страшная и Саяны один из самых опасных регионов страны в этом смысле. Приходится постоянно осматривать себя и одежду, чтобы не дать возможности этой твари впиться в тело и впустить в кровь заразу.

T08-1
Старая охотничья изба на устье Катуна, правого притока Казыра.

T09-1
Казыр. Где-то здесь проходит граница между Красноярским краем и Иркутской областью.

Всё же судьба благоволила нам. Без особых происшествий удалось добраться до Большой Кишты. В долине этого притока обнаружили старую, полуразрушенную избу. А под нарами заколоченный ящик полный серых макарон, неизвестно кем и как давно оставленный. Пришлось слегка позаимствовать, синдром голодающих всё больше давал себя знать. По Большой Киште поднялись почти до самого верха, затем довольно круто перевалили к истокам Малого Сигача. Подниматься ещё довольно сносно, а на спуске горный цирк со снежником. Вот по этому снежнику и угораздило меня спускаться. Вначале ещё снег оказался рыхлым, затем пошёл твёрдый наст. Не удержался, поскользнулся и заскользил вниз, набирая скорость. Хорошо ещё упал на задницу и дальше смог удерживать равновесие с помощью всё того же злополучного ружья. Однако если бы вновь не вылетел на рыхлый участок, вылетел бы на острые камни.

Здесь находится проявление зелёного турмалина. Об этом говорилось в геологических отчётах. Это мы и хотели проверить. И действительно, на крутом склоне, нависающей над долиной высокой горы, в известняках полно мелких кристалликов зелёного турмалина. Порой вмещающие породы просто напичканы им. Но он никуда не годится, ни как коллекционный материал, ни как ювелирное сырьё. Что и требовалось доказать.

Ну что же, никакого разочарования, путешествие всё равно получилось замечательное, хотя и трудное. А теперь пора выбираться в люди. Для этого нужно перелезть через очередной, довольно крутой и высокий перевал и спуститься прямо к истокам реки Гутара. А уж по долине этой реки выйти в ближайший населённый пункт – Верхнюю Гутару. В один день нам удалось пройти перевал и спуститься по реке до самой верхней избушки. Был дождливый день, и внезапно обнаруженная изба с печкой оказалась очень кстати, обеспечив таким желанным комфортом. Следующая ночёвка была уже совсем недалеко от посёлка и тоже в таёжной избе. Хотелось заявиться в посёлок с утра, чтобы впереди был день для решения всех задач. А основной была задача выбраться из этого посёлка, ибо Верхняя Гутара оторвана от внешнего мира, и зависнуть там можно надолго.

T10-1
На перевале между Малым Сигачём и Гутарой.

Вот только теперь осознаю, насколько же нам повезло. Тогда сообщение с посёлком было ещё хуже, чем сейчас. Но в тот день туда залетел пожарный АН-2, где-то неподалёку горела тайга. В посёлке набрали команду для тушения пожара. Команду разношёрстную, но удивительно единую, по слабой степени восприятия окружающей среды и вообще всего происходящего. Весёлую публику загрузили в самолёт и увезли в неизвестном направлении. Секрет их единства легко разгадывался в разлившемся в воздухе запахе спиртного зелья. Нас же обещали забрать на обратном пути за определённую сумму, по тем временам довольно значительную, но теперь просто смешную. Экипаж столь заслуженного летательного аппарата не обманул. Хотя погода была против, чтобы возвращаться в посёлок за нами. Однако летунам в то время платили очень мало, и наши деньги для них были совсем нелишними. Обходя грозовые фронты, благополучно долетели до Нижнеудинска. А здесь уже железная дорога. Вот так сложилось моё второе пришествие в Восточные Саяны. И теперь уже познакомился с самой Тофаларией, куда просто необходимо было вернуться…

Предыдущая часть.

Продолжение следует.

Карты пешеходной части маршрута.

N4623
Устье Рыбной. Отсюда начали пешеходный маршрут.

N4624
Проявление эвклаза - Радуга. Нитка маршрута.

N4719
Нитка маршрута по верхней части Казыра и Большой Киште.

N4713
Проявление зелёного турмалина и завершающая часть маршрута.


Гы, Вовка Шпанов)

а до Верхней Гутары (окончания вашего маршрута) как добираться? А то нам не в этом, так в следующем (или через 2) году в те края надобно будет

А вот про это как раз в следующих постах.

хорошо, что не стали стрелять в животных)

Да уж, глухомань конкретная. Такой на Северах нет...даже в Эвенкии.
Всегда смущал иксоидный "зверь". Непривычные мы к нему...)

И лучше не привыкать.

Примерно сколько дней продолжилось путешествие?
Очень красивые места!

Пешеходная часть месяца полтора. Маршрут около 200 км.

первое фото прекрасно, как будто картина!

Фототехника тогда была слабовата и снимал на негатив. Качество не очень.

Очень красиво. И очень сурово. Я б сдохла на подъёмах. Но красиво до слёз - особенно перевал к Гутаре.

Жаль, тогда ещё толком не снимал.

А на память турмалина взяли по кусочку?

Взяли. Только где это сейчас и не припомню.

Интересно очень. Фотка "Подъём к "Радуге" впечатляет. И первое фото интересное очень. Только вот "...классический вариант – самочка и самец-рогоносец..." немного повеселило)))). (А.Кокорева, если что)

"Мы идём по Восточному Саяну"?
Желательно закавычить. Из уважения к Григорию Анисимовичу Федосееву. А то его "Злой дух Ямбуя" многие знают, а вот об остальных...
А мне приходилось работать в В.Саяне. На Китойских Гольцах

Рассчитано на тех, кто знает.

Целый луг троллеусов! А медведя хорошо, что не подстрелили, трихинеллез штука весьма неприятная.

увлекательный рассказ, понравилось.

здорово! но так много случайностей, и главное - везения) про историю с охотой - анекдот просто) кино можно юморное снимать)

Там без везения и юмора никак.

?

Log in

No account? Create an account