karpukhins (karpukhins) wrote,
karpukhins
karpukhins

Categories:

Василий и Татьяна Прончищевы. Имена далёких берегов.

Экспедиция Лена-Таймыр 2014.

Мы пришли в Усть-Оленёк и, рассказывая об этом посёлке, невозможно оставить без внимания одну из многочисленных страниц в его истории. Здесь навеки упокоились Василий и Татьяна Прончищевы, имена которых можно найти на географической карте несколько восточнее. Собственно весь восточный берег Таймыра так и называется - Берег Прончищева. Есть там также и река Прончищева и озеро с тем же названием и, в конце концов, бухта Марии Прончищевой. А в междуречье Оленька и низовий Лены можно найти кряж Прончищева. Нам ещё предстоит побывать там, именно туда и лежит наш дальнейший путь. Кто же эти люди, оставившие свой след в истории географических открытий.

037-1873
Могила Прончищевых в посёлке Усть-Оленёк.

037-1876


037-1884
Памятник находится несколько в стороне от могилы, на склоне. Поставлен уже в наше время.


Василий Васильевич Прончищев руководил одним из отрядов Великой Северной экспедиции. Великая Северная экспедиция (1733-1743г.г.), официальное название – Вторая Камчатская, по сути, являлась глобальным проектом Российской империи не знавшим себе равных. В рамках этого проекта, которым руководил Витус Беринг, было несколько самостоятельных экспедиций, цель которых заключалась в описании и составлении карт российских территорий. Великая Северная экспедиция потребовала привлечения огромных материальных и людских ресурсов. Тринадцать кораблей, которые были построены в Архангельске, Тобольске, Якутске и Охотске обслуживали семь исследовательских отрядов. Последние были в достаточной степени обеспечены оборудованием и провиантом, экипажи кораблей полностью укомплектованы. Число участников основных и вспомогательных отрядов составило около 5000 человек.

Василий Васильевич Прончищев (1702 - 1736) родился в мелкопоместной дворянской семье в селе Богимово Калужской губернии. Тринадцатилетним подростком он был определен на учебу в Московскую навигацкую школу. По окончании ее учился в Морской академии в Петербурге, затем служил на Балтике. К 1732 г. штурман Прончищев заслужил репутацию опытного судоводителя. Видимо, в том же году он познакомился в Кронштадте с Татьяной Кондыревой. 20 мая 1733 г. в одной из тульских деревень состоялась их свадьба. Василий Прончищев получил отпуск и медовый месяц провел вместе с женой на родине и в Москве. Этот месяц, однако, не был беззаботным - молодой чете предстояло вскоре отправиться в далекую экспедицию. Будущая полярная путешественница родилась в 1713 г. в селе Березово Алексинского уезда в семье стряпчего Федора Степановича Кондырева.

Еще в январе 1733 г. Василия Прончищева, "лучшего штурмана Кронштадта" (как его аттестовало начальство), включили в список участников Второй Камчатской экспедиции Беринга. Адмиралтейств - коллегия разрешила офицерам взять с собой жен и детей. В дальний путь с Прончищевым отправилась его молодая жена.

Долог оказался путь огромного обоза с людьми, провиантом и снаряжением для будущих кораблей. Лишь в октябре 1734 г. , после зимовки в Тобольске, участники экспедиции прибыли в Якутск. Здесь заложили два первых судна - дубель - шлюп и бот. Лейтенант Василий Прончищев был назначен командиром дубель - шлюпа "Якутск". Всю зиму команда работала на строительстве судна. В мае 1735 г. корабль спустили на воду. Инструкция, врученная Прончищеву, предписывала дубель - шлюпу идти "из Якуцка - Леною - рекою до устья, а от устья к западу подле берега морем до Енисейского устья", то есть впервые обогнуть и нанести на карту неведомый тогда Таймыр.

Среди 50 человек, которые 29 июня 1735 г. вышли в опасное плавание на дубель - шлюпе "Якутск", находилась молодая жена капитана. Женщина оказалась на судне "незаконно", вопреки известной морской традиции. Взял ли ее муж с собою самовольно или с разрешения Беринга, остается загадкой. Во всяком случае, жена капитана стала участницей экспедиции неофициально и в документах не числилась - именно поэтому историкам длительное время не удавалось выяснить сведения о ней.

До конца лета 1735 г. «Якутск» прошел с инструментальной съемкой 1800 километров вниз по Лене и вышел в Ледовитый океан. Здесь простились со вторым кораблем экспедиции - ботом "Иркутск", получившим задание пройти Беринговым проливом в Тихий океан. На зимовку встали в устье реки Оленек. Команда благополучно перенесла зимовку, но к весне 1736 г. у некоторых членов экипажа, в том числе у капитана и его жены, обнаружились признаки цинги. Однако Прончищев не придал значения болезни и решил продолжать путь вперед.

Плавание 1736 г. оказалось трудным. Корабль лавировал среди льдов и не раз оказывался под угрозой сжатия. Встречные ветры часто не позволяли идти под парусами, и дубель - шлюп медленно продвигался вперед на веслах. Отсутствие карт, многочисленные мели, встречные течения еще более осложняли плавание. 13 августа сделали первое открытие - остров Преображения (там нам ещё предстоит побывать). Далее повернули на север, и пошли вдоль берегов таинственного Таймыра. Открытия следовали одно за другим: архипелаг Петра, острова Андрея, Павла, Фаддея, залив Фаддея, архипелаг Комсомольской Правды.

Утром 19 августа, когда "Якутск" находился у входа в пролив Вилькицкого, путь преградили сплоченные льды. Ветер стих, и полное безветрие создало угрожающее положение: ударил мороз, разводья стали покрываться молодым льдом. Нависла опасность ледового плена (получается, что действительно тогда климат был более суровым, мы в эти числа также будем на восточном берегу Таймыра, но всё будет не так жёстко). На корабельном совете было решено возвращаться назад.

Разбивая молодой лед баграми и веслами, работая круглые сутки, команда делала отчаянные усилия вырваться из западни. К счастью, на третий день поднялся ветер, он разогнал волну, и "Якутск" под парусами пробился на чистую воду. Попытка встать на зимовку в Хатангском заливе оказалась неудачной: посланные на берег люди принесли неутешительную весть о том, что плавника нет нигде, строить и отапливать жилье нечем. Прончищев решил идти к Оленекскому зимовью (на самом деле в Хатангском заливе и в устье Хатанги мало плавника).

Состояние командира корабля со дня на день ухудшалось, нервное напряжение и цинга делали свое дело. Иногда он не мог подняться с постели и поручал заботы о судне штурману Семену Челюскину. Жена не отходила от него, но помочь ничем не могла. Цинга подтачивала и ее силы. 28 августа «Якутск» вошел в Оленекский залив, но пройти к зимовью не смог, так как дул сильный южный ветер и от сгона воды обмелел фарватер. Превозмогая слабость, Прончищев спустился на ялбот и отправился к берегу искать проход для корабля. Переночевав в зимовье, он утром вернулся на судно, с трудом взобрался на борт и потерял сознание. В восемь часов вечера 29 августа 1736 г. Василий Прончищев, не приходя в сознание, скончался.

Из-за сильного ветра "Якутск" еще несколько дней не мог войти в устье реки Оленек. Лишь 4 сентября штурман Челюскин записал в вахтенном журнале: "Свезли на берег бывшаго лейтенанта Прончищева жену. В исходе 2 часа пополуночи лейтенанта Прончищева положили во гроб и свезли на берег". 6 сентября В. В. Прончищева похоронили на высоком берегу мыса Тумуль. А через шесть дней, 12 сентября 1736 г. , Челюскин записал в журнале: "В начале сего 4 часа пополуночи бывшаго командира дубель - шлюпки Якуцка Прончищева волею божею жена его умре".
Ее похоронили рядом с мужем. Могила Прончищевых сохранилась до наших дней. В 1875 г. ее нашел геолог А. Л. Чекановский.

Имя первой полярной путешественницы увековечено на карте, в память о ней названа большая бухта на Таймыре. Имя жены Прончищева долгое время оставалось неизвестным. Факт ее участия и смерти в полярной экспедиции был зафиксирован документально лишь записями штурмана С. И. Челюскина в вахтенном журнале "Якутска". Однако в этих записях жена Прончищева не названа по имени. В других документах экспедиции, даже в рапорте Беринга в Петербург о смерти В. Прончищева, она не упоминается совсем. Не сохранилось имя первой полярной путешественницы и на могильном кресте. Имя "Мария" появилось на картах и в литературе в первые годы Советской власти по случайной ошибке картографов. В 1913 г. экспедиция Вилькицкого назвала именем Прончищевой мыс у входа в неизвестную бухту. Надпись "М. Прончищевой" (мыс Прончищевой) была воспринята картографами как "бухта М. Прончищевой". Так это название закрепилось на картах. Лишь только в 1983-м году исследователи выяснили подлинное имя Прончищевой – Татьяна.

Как я уже рассказывал, впервые в Усть-Оленьке и на могиле Прончищевых мне довелось побывать в 2000-м году. Это был завершающий этап в моей серии «5000 километров в одиночку». И в процессе подготовки, пути в поисках информации привели меня в клуб «Приключение» Шпаро. В 1999-м году ребята из клуба провели в Усть-Оленьке уникальную экспедицию. Дело в том, что в истории сохранился облик всего лишь трёх из нескольких тысяч участников Великой Северной экспедиции. В том числе неизвестно было, как выглядела и чета Прончищевых. Воссоздание их облика как раз и ставилось в задачи экспедиции клуба «Приключение». Для этого, конечно, необходимо было провести эксгумацию, а специалисты провели реконструкцию облика Прончищевых.

Vasili_and_Tatiana_Pronchishchev
Скульптурная реконструкция С.А. Никитина

Предыдущая часть.

Продолжение следует.






Tags: Арктика, Оленёк, Прончищевы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →