karpukhins (karpukhins) wrote,
karpukhins
karpukhins

Categories:

Якутский дневник. 15 июля.

Тридцать второй день экспедиции. День рождения.

У нашего Владика сегодня день рождения, ему исполняется 9 лет. Подарил ему две шоколадки, которые ещё оставались в запасе. Впрочем, одну он честно заработал. Починил мне шариковую ручку. Не сказал бы, что родители как-то по-особенному ведут себя сегодня. Ко времени и к возрасту человека, как одной из проявлений этой субстанции, здесь отношение отстранённое и абстрактное. Это уже давно понял. Однако тортик Настя сделала к вечернему чаю. Обычный полевой вариант. Напекла тонких лепёшек, разложила их слоями, а слои эти скрепила варёной сгущёнкой. А что тут ещё придумаешь. В этих условиях пошёл на ура.

034-1957
Виновник торжества. Комарики закусали.


Кроме того, были ленивые пельмени. Это Настя так назвала. Честно говоря, для меня это оказалось незнакомым кулинарным изыском. Тесто действительно как для пельменей, фарш самый обычный. Но лепится что-то не совсем понятной формы, ближе к пирожкам, чем к пельменям. А потом всё это тушится на сковородке, на масле с небольшим добавлением воды.

На небе ничего не меняется. Стало даже ещё хуже. Солнечный диск едва просвечивает. Вот сейчас затмение было бы хорошо наблюдать. Что-то не припомню на своей практике такого сильного и затяжного задымления. Уже кажется, что мир всегда был таким тусклым и невыразительным. А всё жизненное пространство ограничено другим берегом реки, где деревья ещё видны. И те далёкие и манящие горы на горизонте, которые видел когда-то, всего лишь сон. По связи прогноз всё тот же, неутешительный, жара около тридцати и без дождей. Хорошо ещё я здесь с людьми, одному было бы совсем скучно.

034-1949
Солнце сегодня выглядит вот так.

034-1951
Настя печёт пироги.

034-1965
Алик пытается из двух бензопил сделать одну, но чтобы работала.

034-1966
Владик почувствовал себя взрослым и взялся за серьёзную работу.

034-1968


034-1882
А Чамек о чём-то мечтает.

В Хону мне подарили CD диск, в котором собраны различные сведения о районе. Вот что там рассказывают о момских эвенах. Текст даю в оригинале.

В далекие времена на бескрайних просторах Севера по соседству с другими народами жили некогда многочисленные народы - эвены. Они жили не зная, что такое граница, кочевали по излюбленным местам. Отцы передавали навыки ведения оленеводства, методы кочевья и промысла сыновьям, а женщины - опыт ведения домашнего хозяйства и житейские премудрости, секреты шитья и выделки шкур дочерям. Так было из года год во все века. И пленил величавый, надменный старый хребет своими высотами, белизной ледников, голубизной наледей, прохладой горной воды первых эвенов. Первыми людьми, которые встретили русских землепроходцев, были эвены.

Улахан-Чистай - это бескрайняя горная тундра, где в летнее время пасутся десятки тысяч голов оленей. Здесь в период солнцестояния собираются эвены, кочующие в Улахан-Чистае, проводят праздник - эвинек. В это время на горных бескрайних просторах звучит эвенский хоровод - һээдьэ как знак жизни и продолжения рода.
Кто же такие коренные жители момской земли - эвены?

Эвены Момы сами себя называют эвын (ывын). Термин «ламут», как пишется во всех справочниках и энциклопедиях, не используется. Как рассказывают некоторые представители старшего поколения, на территории Момского района до 30-х гг. кочевали намытканы (ламутканы) - поморы, жители побережья (нам - житель, ламу - море). По-видимому, по рассматриваемой территории в поисках добычи мигрировали отдельные представители разных родов с Охотского побережья и с верховий р. Колыма, впоследствии заселившие бассейны р. Яна, низовья р. Индигирка и т.п., которые, как отмечает С.И. Николаев, до сих пор называют себя ламутканами". Б.О. Долгих так же указывает, что некоторые плательщики ясака, ранее платившие его в Колымском округе, были причислены к Зашиверску. О том, что эвены - тюгясиры кочевали в бассейне рр. Колыма, Индигирка, свидетельствует И.С. Гурвич. И потому не удивительно, что название ламуты закрепилось за тунгусами (эвенами).

То, что теперешние эвены Момского района не относят себя к намытканам, свидетельствует о том, что данную территорию их предки заселили задолго до прихода русских. В верховьях рр. Индигирка, Колыма роды Кукуюн и Дельянки были зафиксированы в 60-х гг. XVII в. И потому эвенов, мигрировавших с Охотского побережья, относили к пришельцам и называли намытканами. Можно предположить, что этим термином подчеркивали не только то, что они пришельцы, но и то, что они, намытканы, являются не «чистыми» эвенами. Эвены, кочевавшие по горной тундре, расположенной в верховьях рек. Индигирка, Колыма, были известны как эвены мола - эвены горной тундры.

Фольклорист С.И. Боло писал, что все якуты до недавнего времени под термином «тонгус» подразумевали все народы Северо-Восточной Азии: эвенов, эвенков, юкагиров, чукчей. Впоследствии термин «тонгус» закрепился только за эвенками и эвенами, так как якуты больше общались с ними, чем с чукчами и юкагирами.
Различные территориальные группы эвенов были известны друг другу по названию тех территорий, по которым пролегали их основные кочевые маршруты, например: Кулума, Томпо, Уяндя, Мома, Догдо.

Под термином «эвены Момы» была известна только часть рассматриваемой группы эвенов, то есть та часть группы эвенов родов Кукуюн и Дельянки, кочевья которых пролегали преимущественно по правым притокам р. Индигирка, отчасти по её притоку Мома. А эвены, кочевавшие к западу от р. Индигирка, были известны как догдо-чыбагалахские и уяндинские.

У восточных и западных эвенов до сих пор обнаруживаются некоторые отличия в диалекте и материальной культуре. Отличия имеются не только в этих группах, но и в тех группах, живущих по соседству друг с другом.

К западным группам относятся два многочисленных рода Кукуюн (Улахан-Чистайский наслег) и Дельянки (бывший Эселяхский наслег) и один малочисленный род Мэмэль (Догдо-Чибагалахский наслег).

Для сравнения возьмем рода Кукуюн и Дельянки. Эти два рода, как говорят старики, живут по соседству друг с другом с древних времен. Кукуюнцы легки в общении, разговорчивы, быстро обижаются и также быстро забывают обиду. Цвет лица, волос и глаз - светлый. Если делают что-нибудь, то делают быстро, но поверхностно. Запрягают в нарты оленей бурой масти и сами одеваются в одежду, сшитую из шкур такой масти. Для них священная птица (тотем) - кукушка (кукаку). Из этого рода вышли такие известные люди, как Евдокия Слепцова- Долгунча, кавалер орденов «Знак Почета» и Трудового Красного Знамени; знатный охотник, самодеятельный эвенский композитор-мелодист Петр Старков и мать-героиня, кавалер ордена Ленина, знатный оленевод Дарья Корякина.
Дельянкиры резко отличаются от кукуюнцев. Цвет лица, волос и глаз - черный. Трудны в общении, малоразговорчивы, медлительны в движении. Если делают что-нибудь, то делают основательно. Долго не забывают, когда их обижают. В нарты запрягают оленей пестрой масти и сами одеваются в одежду такого же цвета. Священная птица (тотем) для этого рода - ворон. Из этого рода вышли такие известные люди, как основатель эвенской литературы Николай Тарабукин и поэтесса-мелодистка Евдокия Бокова. Третий род, проживающий в Момском районе - мэмэльцы. Из этого рода вышел первый эвенский поэт и ученый Василий Лебедев.

Тотемами у всех родов являются разные птицы. По отношению к тотему не производились обряды, но каждый род старательно оберегал свою священную птицу. Члены рода не убивали её, и если случайно находили мертвую птицу, то хоронили на арангасе-могильнике. Женщины не произносили имя тотемной птицы и когда пролетала птица, прикрывали голову руками, если находились без головного убора. Нанесение вреда «своей» птице вызывало болезнь или несчастье, а поедание родовой птицы равносильно поеданию человеческого мяса.

В сравнении с якутами, которые имеют общую территорию, культуру и один диалект, у эвенов нет общей территории, и такой малочисленный народ говорит на разных диалектах. Отсюда можно сделать такой вывод, что эвены с древних времен были очень гонимым и преследуемым этносом, поэтому судьба жестоко обошлась с ними, разбросав их по всей огромной территории Сибири, Дальнего Востока и других регионов.

По другой версии предки эвенов заселяли данные территории в разное время. Но между восточными и западными эвенами есть эвены, роды которых кочевали по Охотскому побережью, например, представители рода Уянди, которые говорили на восточном диалекте эвенского языка.. На этом диалекте также разговаривают и представители родов Кукуюн, Дельянки, представители которых встречаются и среди эвенов западного побережья р. Индигирка, тем самым их говор, как отмечает К.А. Новикова, составляет среднее между восточными и западными наречиями.

«Тунгусские» роды, кочевавшие в верховьях рр. Индигирка, Колыма и Яна, в литературе ХVII-XIX вв. были известны под названием «бродячие и каменные ламуты». Здесь возникает вопрос: не характеризовали ли эти термины, в первоначальном понимании, ламутов по основному хозяйственному укладу занятия (оленеводство и охота). И если это так, то название «каменные ламуты» в некотором роде относится к оленным эвенам, которые кочевали по верховьям рек.

В середине и в начале XIX в. здесь проживала группа эвенов-оленеводов, которые владели десятками тысяч оленей и имели свои определенные маршруты кочевий. Это отмечали русские первопроходцы, столкнувшиеся с ними. Потому название «бродячие» подходит не всем эвенам, а только эвенам-охотникам, которые в поисках зверей кочевали по огромной территории, владея только необходимым количеством ездовых оленей.
Интересно отметить, что «бродячие», то есть эвены-охотники, были известны как «ламутканы» или «намытканы», они как более свободные в своем движении чаще сталкивались с участниками различных экспедиций - путешественниками, которые описывали их в своих исследованиях, что послужило распространению и закреплению термина «ламуты» как названия всех эвенов.

По мнению К.А. Новиковой, самоназвание «эвен» происходит от слова эвэн-эвун «местный», «здешний». А В.И. Цинциус связывает его с глаголом эвдэй «спускающийся с гор», но, на наш взгляд, эти предположения не убедительны. По объяснению эвенов пожилого возраста, этноним эвэн, эвын с точки зрения современного эвенского языка не переводим.

В Момском районе проживали многие роды, встречающиеся сегодня на других территориях. Например, в середине XVII в. в Зашиверском остроге платили ясак представители следующих родов: 1-го, 2-го Кункугирского, Буяксирского, Каменного, Тюсягирского и Жалжанского. Впоследствии здесь осели представители различных родов, например, мемельцы откочевали с территории теперешнего Томпонского района. По Улахан-Чистаю кочевали отдельные семьи, принадлежащие роду Готинкын (Годникан), отмеченные здесь и в 1935 г. Кроме того, встречались и встречаются эвены родов Кингалан (Кенгалан), Нивьянкан, Буяксир10

К концу XIX - началу XX вв. из вышеназванных родов на данной территории проживали представители следующих родов: Кукуюн, Дельянки, Кингалан, Мэмэль, Уяган, Нивьянкан, от которых происходят современные эвены Момы.

По территориальному расселению эвенов Момы можно разделить на три группы: улахан-чистайские, эселяхские и догдо-чибагалахские. Все три группы эвенов, в той или иной мере, были связаны друг с другом. Кроме того, каждая группа находилась в родственных связях с теми эвенами, с которыми соприкасалась территориально, например, улахан-чистайские (кукуюнцы) с готнинканами (охотскими эвенами), о чем отмечено еще в XVII в., и с эвенами верховий Колымы (уяганцами, дельянцами); догдо-чибагалахские в родственных связях находятся с томпонскими (южными соседями), верхоянскими (западными), уянде-селенняхскими эвенами.

В начале XX в. каждая группа в основном состояла из представителей одного рода, имела свои определенные маршруты кочевок. Улахан-чистайские (кукуюнцы) занимали верховья р. Индигирка, её притока Момы и отчасти верховья западных притоков рр. Колыма Зырянка, Россоха. Эселяхская группа в основном состояла из дельянцев. Летние и зимние кочевки проходили по верховьям рр. Бодяриха, Эселях, Буор-Юрях (правые притоки р. Индигирка), Делькю, Бурангы, Суланкан (притоки р. Ожогино, впадающей в р. Колыма). Можно сказать, что эселяхская группа составляла одну группу с ожогинскими эвенами Среднеколымского района. Что касается догдо-чибагалахских эвенов, то среди них встречаются эвены родов Кингалан, Мэмэль, Уяган, Кукуюн. Их кочевки пролегали по рр. Чибагалах (приток р. Индигирка), Догдо (приток р. Яна) и по другим речкам, впадающим в р. Индигирка.

При анализе территориального расселения и родоплеменного состава эвенов по Якутии и северу Магаданской области можно установить не только родственные связи между различными группами эвенов и пути их расселения в различные периоды, но и обменные связи.

В 1960 г. в Момский район (Улахан-Чистай) приезжала делегация березовских эвенов (Будукины, Хабаровы). При разговоре эвены старшего поколения нашли общих знакомых, выяснили, кто из какого рода происходит. А эвены из Таскана (Магаданская область) до сих пор поддерживают связи со своими родственниками из Улахан-Чистая.
Численность на рассматриваемой территории в различные периоды может быть определена только приблизительно и только по основным родам. Трудность более точного определения численности эвенов заключается в том, что многие группы не имели определенных кочевых маршрутов, о чем свидетельствует, например, что в 1809 г. состоялось переселение из Колымского комиссариата в Зашиверский девяти тунгусских родов. В 1837 г. Колымское окружное правление переселило в Верхоянское управление Кунгугирский ламутский род11. Кроме того, по рассматриваемой территории в разные периоды кочевали представители различных родов. Тем не менее, по тем немногим данным, которыми располагаем мы, можно получить цифры, более или менее отражающие действительность.

По данным III и IV ревизий (1762 и 1782 гг.), при Зашиверском остроге насчитывалось ламутов (эвенов) 519 и 695 человек. А по бо-лее ранним данным (70-е гг. XVII в.), в родах Кукугир и Дельянки насчитывалось 400 и 380 человек. По данным первой Ясачной комиссии, Зашиверскому острогу подчинялось шесть родов (Кукугир, Дельян, Тюсягир - 268 мужчин), Верхне-Колымскому зимовью - четыре рода (Дельян и Уяган - 164 мужчины12). Если половину эвенов, переселенных в Верхне-Колымское зимовье, отнести к эвенам Момы, то получается около 650 человек. К ним можно было бы добавить и часть верхоянских ламутов. По данным 1858 г., эвенов в Верхоянском и Колымском округах проживало более 1800 человек. Если из этого числа взять данные численности интересующих нас родов (Кукугир, часть Тюсягир, Дельян, Каменного и Уяган), то получается 800 человек. В 1898 г., по подсчетам Момской Николаевской церкви, насчитывалось 748 человек, хотя вышеприведенные цифры только приблизительны. Они показывают, что численность эвенов в Момском улусе более или менее стабильна, несмотря на постоянную откочевку мно-гих семей на другие территории. На момент организации Момского улуса в 1931 г. эвенов было 852 человека.

В 50-е гг. XX в. советская власть навязала кочевым народам Севера оседлый образ жизни и с этого началась беда простодушного народа - эвенов. Начался этап потери привычного образа жизни, вместе с ним утеря родного языка, культуры и обычаев. Из некогда многочисленного народа сейчас эвены считаются одним из малочисленных народов Севера.

По данным переписи населения в 2002 г., всего в России проживало 19071 эвен, из них в Якутии - 11657 чел.

Анонс.

14 июля

16 июля

Tags: Кытыл, Мома, Якутия, день рождения, эвены
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →