karpukhins (karpukhins) wrote,
karpukhins
karpukhins

Восточные Саяны - моя первая любовь.

Из серии - Соло по Тофаларии.

Тофалария! Благозвучное название этой страны, затерянной где-то в глубинах Восточного Саяна для меня прозвучало впервые из уст моего друга Паши Барабанова. С ним вместе мы работали сезонными рабочими в геологической экспедиции на самом севере Камчатки в 1984 году. До этого он успел один сезон отработать как раз в Тофаларии. Очень завлекательно воспринимались тогда его рассказы. А в самом названии я находил романтическое, таинственное и магическое звучание. На самом деле, за год до этого мне тоже посчастливилось побывать в Восточных Саянах и совсем даже недалеко от тех мест.

Тогда ещё был я совсем зелёным юнцом. А точнее студентом уже законченного третьего курса Московского Геологоразведочного института. После третьего курса у нас полагалось хлебнуть настоящей полевой жизни геолога. Некоторая возможность выбора была, и выбор пал именно на этот район. Он показался наименее доступным и наименее изученным из всех предлагавшихся. Образовался очень даже молодёжный коллектив нашего геологического отряда, состоящий, в основном, из студентов. Руководили нашим отрядом трое, также ещё довольно молодых сотрудников научно-исследовательского сектора нашего же института.

T00-1
Откопал единственную раритетную фотографию того времени. Здесь мне нет ещё и 21.


Вспоминается один момент. Снаряжение, продукты и всё остальное, необходимое для работы было доставлено по грунтовой автомобильной дороге до крайнего по этой дороге населённого пункта. Если не ошибаюсь, под названием Степановка. Дальше только на вертолёте. И вот, загружаю я многочисленными ящиками, мешками и баулами раритетный даже уже тогда МИ-4. А неподалёку от вертолётной площадки ограда детского сада и между цветными штакетинами проглядывают смешные и любопытные детские мордашки. Кто-то смотрит и с нескрываемой завистью. Вот тогда-то и пришло осознание того, что стою на пороге воплощения своей мечты. Ступенька, ведущая внутрь вертолёта, на самом деле ведёт туда, где ждёт жизнь странствий и путешествий.

Именно в Саянах увидел настоящую тайгу. И влюбился в этот необычный мир. Так что Восточные Саяны – моя первая любовь. Площадь наших работ ограничивалась всего лишь предгорьями в бассейне реки Агул. Только с определённого места можно было увидеть так называемые гольцы, именуемые Идарским Белогорьем. Здесь горы уже поднимались так высоко, что на их покатых вершинах не рос лес. А ещё дальше, сливаясь с горизонтом, в манящей нереальности виднелись зазубрины снежных хребтов, настоящих Саянских гор, зовущие к себе.

Сезон прошёл быстро, в состоянии некой эйфории. Было трудно, нужно было много ходить и много носить на себе и вообще много работать. Мы изучали радиоактивные аномалии. Одним из инструментов изучения был обычный железный лом, весом явно больше пяти килограмм, сделанный из толстого шестигранного прута. Нужно было ходить по профилям и через каждые 100 метров делать этим ломом дырки в земле. В эти дырки шедшая следом студентка совала датчик радиометра и снимала показания с прибора. А также нужно было отбирать образцы пород и вести геологичесий дневник. Ну и накачался же я к концу сезона, чуть ли не двумя пальцами крутил этот лом.

Но все эти трудности поглощались необычным чувством, которое возникало от взаимопроникновения с окружающим миром. Вечерами, после тяжёлого маршрута, когда все уже уходили спать, мне не спалось. Притаскивал большую и сухую корягу, бросал в костёр и сидел ещё подолгу у огня, наблюдая, как искры возносятся к небу, прямо к звёздам, унося с собой мои мысли и мечты. Так прошёл летний сезон 1983-го года, заложив некую основу для будущих странствий.

Потом мне временно надоело учиться, и я взял академку, а летом завербовался в геологическую экспедицию на север Камчатки. Но после этого всё же вернулся за парту и после окончания четвёртого курса уже не сомневался, где проходить преддипломную практику. И летом 1985-го года вновь оказался в Восточных Саянах, примерно на тех же площадях работ и в той же структуре. Тогда уже сам себе казался крут. Научные и просто наши руководители – Михалыч и Стефаныч заметили мою способность органично вплетаться в экспедиционный образ жизни. Поручили самостоятельные маршруты и выдали в подчинение двух девочек-студенток. С ними-то однажды и заблудился благополучно. Но нашлись быстро, только один раз и заночевали в полной неопределённости. А утром уже удалось правильно сориентироваться и вывести свою маленькую группу на базу. Соответственно и диплом защищал по Восточным Саянам, который так и назывался - "Радиоактивные аномалии Попереченской депрессии".

Вот так сложилось моё первое вхождение в Восточные Саяны. Уже тогда мне хотелось увидеть весь мир, но эти таёжные края прочно обосновались в моём сердце. И не вернуться сюда было невозможно…

Продолжение следует.

Tags: Восточные Саяны
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →