karpukhins

Сергей Карпухин

Путешествия и фотография. Фото-географические исследования. Пейзажная фотография.


Previous Entry Share Next Entry
Хребет Сунтар-Хаята. Фотоэкспедиция. Часть первая.
karpukhins
Четыре стены, пол и потолок. Между ними пустота и я. Пустота вокруг меня, пустота внутри меня. Есть ещё окно и дверь. Можно уйти, но идти некуда, не к кому и незачем. Моему телу не холодно, но космический холод сконцентрировался в сердце и истекает оттуда, поражая всё большие части меня.

…Сон прервался тогда, когда абсолютный холод уже подобрался к мозгу, а из всех чувств осталась только неизмеримая тоска. Первичное мгновение осознания настоящей реальности несколько озадачило. Потом тёплой волной пришло ощущение радости. Поймал себя на том, что лежу и непроизвольно улыбаюсь. Слава Богу! Этот сон не из моей жизни. На самом деле я лежу в спальном мешке в маленькой палатке, стоящей посреди Оймяконского нагорья, а рядом храпит напарник. И сегодня нам вновь предстоит таскать челноком многочисленные мешки с разнообразным содержимым, необходимым для того, чтобы обеспечить наше существование и работу на довольно продолжительном маршруте.

Оймяконское нагорье




Мой напарник Виктор из Владикавказа. Там мне часто приходилось бывать в командировках. Общность наших интересов выяснили давно. Да всё как-то случай не складывался. И вот, в этом году (2005 г.) он не отказался от предложения поучаствовать в совместной экспедиции в район хребта Сунтар-Хаята, что лежит на стыке территорий Якутии и Хабаровского края. Этот район давно привлекал. Судя по всему, ландшафты там должны быть достойные. Вот уже на протяжении многих лет, основной задачей всех экспедиций ставлю фотосъёмку именно в жанре пейзажа. Причём стараюсь выбирать наименее изученные в этом отношении районы. Короче говоря, там, где не ступала нога фотографа. Выбор этого года утвердили несколько снимков из этих мест, которые обнаружил в Интернете. Их выложили туристы их Хабаровска, прошедшие там в 2003 году. Вот тогда-то впервые и поразили, пока виртуально, своей цветастостью тамошние горы.

Виктор приехал ко мне в Мытищи 11-го июля. К тому времени экспедиция, в основном, была подготовлена. По квартире неравномерными кучками разбросано снаряжение и продукты. Некоторые мешки уже упакованы. Цельной картины пока не создаётся, но такое ощущение, что всего очень много. Но когда действительно собрали всё воедино, упаковали в мешки и сложили в одну кучу, то это зрелище повергло нас в шок и уныние. И ведь вроде всё только самое необходимое - бивачное снаряжение, личное снаряжение и одежда, оружие и снасти для рыбалки, две гондолы катамарана, продукты на два месяца, пятнадцать килограмм фотоаппаратуры и несколько килограмм фотопленки, наконец. Взвесили весь груз, результаты совсем не порадовали. Эта куча барахла весит два центнера. В угрюмой задумчивости ходим вокруг неё, молчим. Цель всей затеи как-то удаляется от нас, становится недосягаемым миражом. Дело к вечеру, достаём дешёвый, но вполне качественный осетинский спирт, который привёз Виктор, и идём на кухню. Через полчаса нас прорвало. Багаж подвергся жёсткой ревизии. Что-то без особых сомнений, а что-то как от сердца отрываем. Итак, что же получилось? Как ни старались, меньше 180 килограмм не выходит. Постепенно смиряемся с положением, принимаем как данность и условия игры. На эти страдания ушла пара дней. Теперь начались другие страдания.

Дело в том, что в Якутск рассчитывали долететь грузовым бортом и, причём бесплатно. Уже несколько раз, мой друг Дима Глушенков помогал с забросками в некоторые далёкие города. Он работает в фирме, занимающейся грузовыми авиаперевозками, и имеет некоторые возможности в этом отношении. На этот раз ситуация складывалась как-то не очень хорошо для нас. Якутск не его направление и Дмитрию пришлось договариваться со смежными организациями. То есть она, эта самая ситуация, была не совсем под его контролем. Драгоценное время уходило день за днём. Скорая Якутская осень становилась всё ближе, а мы оставались на месте. А главное, было такое ощущение, что не скоро с него сдвинемся. Надежда всё больше таяла, мы откровенно нервничали. И вот, когда пассивное ожидание стало невыносимым, решили принять крайний вариант. А именно, взяли билеты на поезд Москва-Нерюнгри. От Нерюнгри до Якутска рассчитывали добираться по автомобильной дороге. Из Москвы отъехать должны были 21-го июля. Вариант - лететь пассажирским самолётом, не очень вписывался в наши финансовые возможности. Однако жизнь в очередной раз преподнесла возможность убедиться в магическом свойстве чисел. Уже много раз в моей практике путешественника, сочетание двойки и единицы оказывалось очень значимым. Когда эти два числа оказываются вместе, очень часто что-нибудь начинается и обычно благополучно продолжается. Или наоборот, удачно заканчивается. Короче говоря, билеты пришлось сдать двадцатого вечером, потому что Дмитрию в самый последний момент удалось договориться, правда, не совсем бесплатно.

И вот, грузовой борт ИЛ-76 ждал нас 21-го июля в аэропорту Домодедово. Прибыли туда рано утром, но как это всегда бывает с грузовыми авиаперевозками, загрузились в него только после обеда. На досмотре, как и на пассажирских рейсах, заставили разуваться, а наш груз поверг в изумление всех тётенек, сидящих за мониторами сканеров. На экранах тёмными пятнами, различных узнаваемых и неузнаваемых очертаний высветилось множество интересных предметов, вызывающих неудобные для нас вопросы. Пришлось импровизировать. Баллончики с газом оказались консервными банками, а снаряжённые патроны пустыми гильзами. Но топор и нож не узнать было нельзя. Мы ведь это всё не сдавали в багаж, а тащили на себе прямо в самолёт. И только благодаря товарищу, сопровождающему груз и нас, нескольких пассажиров, удалось преодолеть это препятствие. Просто к нам отнеслись лояльно. Провоз же оружия оформили по всем правилам.

Якутск встретил не очень весёлой погодой. Висела низкая облачность, шёл дождь. Нашему экипажу даже была дана команда идти на аэропорт Мирного. Но, в последний момент посадку разрешили. Ох уж это колесо фортуны, вроде поворачивается куда надо, но с каким-то скрипом. Дальше едем на такси в речной порт. Отсюда предстоит на судне с подводными крыльями добираться до Хандыги. Это может состояться уже только завтра. Пассажиров в последнее время почему-то очень мало и тётка в кассе на какое-то время даже задумалась, а продавать ли билеты вообще, вдруг не наберётся нужное количество. Тем не менее, билеты мы получили. Одно место стоит 2300 рублей, да ещё придётся платить один процент за каждый килограмм груза, сверх нормы. А норма всего 20 килограмм на одного пассажира. Эта перспектива совсем не радует. Ну что же завтра будет только завтра, а сегодня ночуем в гостинице при речном вокзале, под названием «Чайка». Ни днём, ни ночью не спится. Волнения прошедшего дня, другой часовой пояс, пьяные крики под окнами, доносящиеся из кафе. Всё это мешает расслабиться нервной системе. Долгожданное утро приходит как избавление. Грузимся на «Ракету». Багаж взвешивают и предлагают оплатить его уже на судне. Ну, на судне, так на судне. Плыть нам целый день, и никто не спешит что-либо делать. Постепенно приходит расслабление. Удаётся даже поспать. Потом Вите надоедает сидеть на месте, он с кем-то знакомится, играет в карты. В это время от оброненного окурка возгорается, положенная кем-то на открытой палубе, длинная и узкая картонная коробка, с непонятным содержимым. И это содержимое весьма активно горит, выделяя густой и вонючий дым. Виктор где-то раздобыл ведро и бросился на спасение нашего корабля. Героический поступок Виктора был замечен экипажем. Поэтому, когда наконец-то дело дошло до проверки билетов, его билет не стали смотреть. А вес был указан именно у него. Молодец напарник! Наши средства ограничены.

Вниз по Лене, потом вверх по Алдану и вот, когда солнце склонилось к горизонту, прибыли в посёлок Хандыга. Отсюда начинается знаменитая Колымская трасса Хандыга-Магадан. Именно по этой автомобильной дороге предстоит двигаться дальше, к началу нашего маршрута. Как решить эту задачу, пока не известно, тем более на пороге ночи. Для начала выносим многочисленные мешки на берег. Ощущение такое, что на этот раз напрягаться не нужно, а стоит отпустить развитие событий на самотёк. Иногда это бывает полезно. Так оно и вышло.

Тем не менее, всё же решил пообщаться с немногочисленными местными жителями, оказавшимися в это время на берегу, в надежде получить необходимую информацию. Пока беседовал с одним из них, боковым зрением отметил подъехавший к пристани УАЗик. Интуиция уже подсказывала, что именно там можно получить что-то интересующее нас. Тем временем из автомобиля вышел мужчина якутской внешности и направился к Виктору, сидящему на горе наших мешков. Закончив разговор, я тоже подошёл к ним, подозревая, что к нам проявлен какой-то специфический интерес. Выяснилось, что нами заинтересовался начальник инспекции охраны природы Томпонского улуса – Николаев Василий Васильевич. Вид наших личностей и всего снаряжения вызвал его профессиональный интерес и желание обозначить свой статус. А не являемся ли мы потенциальными нарушителями той самой сферы, которую он призван инспектировать и охранять? Дело решило моё удостоверение члена Союза художников. Маленькая бежевая книжица, а произвела нужный эффект. Василий Васильевич крутил-вертел её и, наконец, выдал вердикт:
-Да! Союзу художников надо помогать.

С нашей стороны такое решение вызвало горячую поддержку. Эх, вернусь в Москву, первым делом взносы заплачу. Не первый раз она выручает. Выяснив всё, что нам требуется, Василий Васильевич пристроил нас на ночлег в гостиничной комнате без всяких удобств прямо на дебаркадере, а сам отправился решать вопрос с нашей дальнейшей заброской. А жизнь-то налаживается!

В результате получилось так, что на следующее утро нас повёз его личный шофёр, на его же УАЗике. Не бесплатно, конечно, за три тысячи рублей. Но это вполне устраивало. Водитель Гена оказался замечательным парнем. Хорошо знает родной край, охотник. Иногда сплавляется на лодке по местным рекам. Он сразу предупредил, что немного не довезёт до места. Дело в том, что мы приехали аккурат после продолжительных дождей. Они шли около двух недель. Реки вздулись от лишней воды. Алдан нёс много мусора. А вода Восточной Хандыги была просто чёрной от густой взвеси мелких, твёрдых частиц. Именно по долине этой реки проходит первая часть Колымской трассы.

А трасса оказалась лучше, чем мы её себе представляли. По крайней мере, почти до Кюбюме её поддерживают в приличном состоянии. Вот именно до Кюбюме мы и могли доехать. Мост через реку разрушен, и хотя вода в Кюбюме гораздо более светлая, чем в Восточной Хандыге, всё же слишком высокая. На нашей машине не проехать. А нам нужно добраться до реки Сунтар, откуда начнём свой маршрут. Это ещё километров тридцать.

На другом берегу реки Кюбюме расположен одноимённый посёлок. Теперь он не жилой, но там временно обитает бригада дорожников. Именно с ними и договорился о дальнейшей доставке нас к Сунтару, обеспокоенный нашей судьбой Геннадий. В это время их техника работала на нашем берегу и свободно преодолевала водную преграду. Гена даже вместе со всеми переехал на другую сторону, чтобы проконтролировать действия дорожников. Такой уж ответственный попался нам водитель. А дорожники выполнили данное ему обещание, довезли до Сунтара, и в знак благодарности получили литр спирта.

Вообще Колымская трасса достойна отдельного рассказа о ней. Чего делать не буду, потому что информация, которой владею, поверхностна и обще известна. Эта дорога привлекает внимание многих путешественников. За сутки до нас здесь прошла одна англичанка, которая везла весь свой груз на тележке. Она двигалась в сторону Магадана. Наши дорожники помогли ей преодолеть Кюбюме. За что услышали массу положительных эпитетов в адрес русского мужика.

Итак, уже в сумерках разгрузились у моста через реку Сунтар. На сегодня достаточно мытарств. Находим укромную полянку неподалёку от дороги, ставим палатку и заваливаемся спать. Здесь начинается наш маршрут. Думаю, стоит рассказать немного куда, зачем и как мы вообще собираемся двигаться. Маршрут затейливым не назовёшь, он прост. Мы не имеем каких-либо серьёзных спортивных амбиций. Основная задача, как уже говорилось выше – творческая, фотохудожественная. Тем не менее, маршрут довольно протяжённый по времени и расстоянию. И учитывая сочетание с основной задачей, маршрут весьма трудоёмкий. Но расчёт был именно в том, что, пересекая большую, и совсем не однородную территорию, получим разнообразие во всём. А если конкретно, то от моста дальнейший путь лежал вверх по долине реки Сунтар, до самых её истоков. Это расстояние, около 120 километров, нужно преодолеть пешком, вместе со всем грузом, на старте имеющий вес 180 килограмм. Дальше, через перевал в горах Сунтар-Хаята, должны выйти в истоки реки Юдома. По Юдоме же планируем сплавляться на катамаране, который тащим с собой. Весь сплав, протяжённостью около 600 километров, рассчитываем закончить в посёлке Югорёнок, первом населённом пункте на реке.

Первый день! Всегда не самое лучшее время в экспедиции, в психологическом, физическом, и организационном отношении. Вхождение в другую жизнь происходит с некоторым напряжением. И пока ещё каждое действие нужно обдумывать, регулировать весь процесс, устанавливать удобную и правильную организацию труда. Потом всё упорядочится, и многое станет происходить в автоматическом режиме, как само собой разумеющееся.

Первая ночёвка в палатке прошла под дождём. Дождь продолжился и утром, потом погода начала разгуливаться. Виктор, для начала, решил разобрать мешки с продуктами. Так он обозначил своё вхождение в роль завхоза. Я же тем временем сделал первые снимки на Сунтаре. Ну а после обеда приступили к самой главной, суровой, но необходимой повинности на ближайшее время, переноске груза. Разделили весь груз на шесть частей. Пока намерены ходить челноком, в три ходки. Дальше будет видно, где-то перейдём на две ходки.

И началась наша экспедиционная жизнь. Изначально планировали отдавать этому занятию, то есть переноске мешков, что-то около четырёх часов в середине дня, когда солнце высоко и это не очень хорошее время для съёмки. Но очень быстро выяснилось, что этого будет мало. И, в результате, тратили на это 5-6 часов в день, а порой и больше.

В этой части Сунтар течёт, в основном, в каньоне. Уровень воды в нём, после продолжительных дождей, явно выше межённого. Вода очень мутная и имеет молочно-серый цвет, для питья не очень пригодна. Первые дни ходим без троп, пытаемся срезать петли реки. Тайга временами очень густая. Направление выдерживаем с помощью компаса. А на одном участке даже пришлось разметить трассу для переноски груза затёсками на деревьях. Результаты тяжёлой работы совершенно не утешают и не вызывают оптимизма. Преодолеваем около двух километров в день. Отношение к багажу становится ещё более критическим. Решаем провести ревизию и избавиться от того, без чего можно обойтись.

На четвёртой ночёвке получили первый ночной заморозок. Утром в котелке обнаружился толстый слой льда. И это в конце июля. Что же будет в сентябре?

После четырёх дней работы, которая состояла также и из не очень удачных попыток что-то поснимать, повстречались с вездеходной дорогой. Здесь она подошла вплотную к реке, поэтому и пересеклись с ней. А ведь я совершил ошибку. Как-то не отдал должное информации из путеводителя Седова. Там об этой дороге говорилось и, судя по описанию, от Колымской трассы она отходит чуть западнее моста через Сунтар. А именно в районе озера Улу, или по-другому Красное.

Поначалу дорога не вызвала особого энтузиазма. На этом участке она идёт по откровенной трясине. Ведь каждый метр нам нужно проходить пять раз. Три раза с грузом и два без груза. Так что здесь пошли чуть гористее от реки, обходя группу небольших озёр, лежащих в заболоченном понижении долины. На ночёвку встали на высоком берегу одного из них, имеющего серповидную форму очертаний. Торчащие из воды озера стволы мёртвых деревьев придают ему какую-то суровую красоту. Всё это на фоне динамичной сегодняшней погоды, когда сквозь облачность иногда пробиваются солнечные лучи и освещают берега озера. Кажется, творческая составляющая экспедиции набирает первые баллы. От этого озера удобнее было идти уже по дороге. И, забегая вперёд, скажу, что она нас здорово вытянула. Не всегда было удобно по ней идти, особенно на заболоченных участках. Всё же без неё было бы гораздо хуже.

Продолжение следует.

Сергей Карпухин.

Экспедиция на моём сайте.

Оймяконсккое нагорье, Сунтар
Первые дни экспедиции. Первые километры.

Оймяконское нагорье, Сунтар
Молочная вода Сунтара. Не всегда она такая. Только когда воды много.

Оймяконское нагорье, Сунтар
В этой части Сунтар течёт в каньоне.

Оймяконское нагорье, Сунтар
Как-то морозным утром вылез из палатки и с восторгом обнаружил на кустах развешанные паутины, на которых выпал иней. Они замёрзли и стали толстыми и неподвижными.

Оймяконское нагорье
Небольшое озеро в долине Сунтара. На его берегу мы как-то заночевали.

Оймяконское нагорье, Сунтар
Один из вечеров на берегу Сунтара.

Оймяконское нагорье, Сунтар
Участок горелого леса в долине Сунтара.

Оймяконское нагорье, Сунтар
Река Сунтар и Оймяконское нагорье.

Оймяконское нагорье, Сунтар
Сунтар.

Оймяконское нагорье, Сунтар
Долина Сунтара. Вездеходная дорога. На всём протяжении маршрута нет никаких населённых пунктов и люди нигде не живут. Но выше по долине Сунтара оленеводы пасут оленей. К этим пастбищам и ведёт дорога.

Оймяконское нагорье, Сунтар
Долина Сунтара.

Оймяконское нагорье
Вечерний момент на одном из небольших озёр, раскиданных по долине Сунтара поблизости от очередной стоянки, в один из первых дней.

Продолжение следует.

Другие части экспедиции:

Вторая часть.

Третья часть.

Четвёртая часть.

Пятая часть.

Шестая часть.

Седьмая часть.

Восьмая часть.

Девятая часть.

Десятая часть.






  • 1
да, странно видеть, что посреди такой красоты никто до сих пор не поселился. Хотя, с русским "уважением" к природе оно, может, и к лучшему

Хамское отношение к природе национальности не имеет.

у меня иное мнение, сформировавшееся на основе моих наблюдений

Это Вы по поводу чего?

по поводу хамского отношения к природе

Почему не поселились, видно из текста: "Утром в котелке обнаружился толстый слой льда. И это в конце июля." Тут даже русским холодновато будет:))

Однако живут же. Тут как раз полюс холода и совсем недалеко посёлки Томтор, Ючугей, Оймякон. Имел счастье позднее познакомиться. Где зимой бывает -70. Был. правда, летом. А в горах, кстати, зимой теплее, чем в долине, где сами посёлки расположены.

ну да, это вполне достойное объяснение))

Красота первозданная, люди наследить не успели. Благодарствую за очередную порцию позитива.

Суровый и красивый край. Спасибо за рассказ))

Очень красиво, с удовольствием читаю вашу экспедицию.
Жду продолжения.

Сунтар-Хаята

User estrella_de_sur referenced to your post from Сунтар-Хаята saying: [...] -Хаята. Кто знает где это и что это - тот поймёт :) http://karpukhins.livejournal.com/8811.html [...]

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal центрального региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

столяров дмитрий

(Anonymous)
Сергей Здравствуй!!! Я там служил на точке Милан.Там на левом берегу возле берега лежат обломки вертолёта МИ-6А А дальше выше берега бывшая в,ч а на сопке две пары антенн они хорошо видны в любую погоду ВЫ случайно их не видели.Заранее благодарен.

Re: столяров дмитрий

Здравствуйте! Это уже на Юдоме?

Re: столяров дмитрий

(Anonymous)
ЗДРАВСТВУЙТЕ!ДА НА ЮДОМЕ.

Re: столяров дмитрий

Ну тогда мы видели тот вертолёт

  • 1
?

Log in

No account? Create an account