?

Сергей Карпухин

Путешествия и фотография. Фото-географические исследования. Пейзажная фотография.

Social capital

  • 233

Rating position

Name:
karpukhins
Birthdate:
26 September 1962
External Services:
  • karpukhins@mail.ru
  • karpukhins
  • karpukhins@livejournal.com
На свет появился в деревенской избе под камышовой крышей в селе Нордовка, Мелеузовского района, что в Башкирии. Говорят первые секунды не дышал. Вылили на младенца ведро холодной воды и задышал. С тех пор дышу и ещё как дышу. Мои предки ещё при Столыпинской реформе переселились в Башкирию, в основном из Тамбовской губернии. Так что родословная у меня сплошь крестьянская. Вот только отец основал интеллигентскую ветвь в нашем роду. Стал учителем, а затем и директором моей же школы, да ещё и математику преподавал в моём классе. Так что марку мне держать приходилось, а вот на снисхождение рассчитывать нет. Такой мой статус и на отношение со сверстниками, конечно, влиял. То есть, вороной был если и не белой, то уж русой, это точно.

Из любимых занятий в те далёкие детские годы было чтение книг. Особенно по-поводу фантастики маньячил и про путешествия что-нибудь. А ещё хлебом не корми, дай только где-то по окрестностям побродить. Природа всегда оказывала на меня какое-то очень сильное воздействие. Простой жёлтый лист, вмёрзший в первый, ещё прозрачный лёд, мог довести до состояния экстаза. И ничего более манящего и притягательного не находил для себя, чем линия горизонта, заглянуть за которую хотелось больше всего на свете. Этим и обрёк себя на жизнь в погоне за уходящим горизонтом. О чём совсем не жалею. Жалею только, что можно было эту погоню устроить как-то более эффективно.

Уже к окончанию школы было понятно, что хочу быть путешественником. Но на путешественников в нашей советской стране не учили и в перечне профессий для народного хозяйства таковой не значилось. По моему разумению что-то близкое к тому было у геологов. Вот потому-то и поступил в Московский Геологоразведочный институт. О чём тоже совсем не жалею, потому что это были самые счастливые студенческие годы и здесь обрёл настоящих друзей. Хотя довольно быстро стало понятно, что геология хотя и связана иногда с путешествиями, но всё же геологи не путешественники.

Однако в институте была масса возможностей заняться чем-то ещё, что связано с путешествиями, например каким-то туризмом. И так уж получилось, что затащил меня мой друг Вовка Широков в спелеологи. Не думал, что надолго там останусь. А вот не тут-то было, на целых десять лет заболел этой темой, да и команда такая подобралась, что ради одного этого будешь под землю ходить. И ведь иногда приходило понимание, что не совсем моё это. Но и об этих десяти годах тоже совсем не жалею. Это была настоящая школа психологической подготовки, в условиях концентрированного экстрима. В пещеры-то ходили глубокие, вертикальные, всё сплошь на верёвках по холодным и мокрым колодцам болтались. И как исполнилось мне тридцать лет, которые встретил в одной из спелеоэкспедиций в Австрийских Альпах, так с тех пор в пещеры и не ногой.

А к тому времени как раз серьёзные перемены в стране пошли, а уж что касается геологии, то будто косой по траве прошлись. До сих пор эта отрасль так и не поднялась как следует. Честно признаться, из геологии ушёл чуточку раньше, чем к тому созрела суровая необходимость. Но это пришлось бы всё равно сделать. К тому моменту взамен за неуверенность в завтрашнем дне, появилась возможность что-то заработать на вольных хлебах. И как многие из бывших геологов подался в бизнес, связанный с камнями, коллекционными минералами, ювелирными и т.д. Тема, вроде как близкая. Бизнес, это, конечно, громко сказано, но всё же какой-то заработок.

Но все эти перемены никак не повлияли на довлеющее стремление за горизонт, к далёким горам, рекам и лесам. И как-то потихоньку начал вылезать в разные концы страны, то на Алтай, то в Якутию, то в Саяны, то на Витим. А потом команду и на плато Путорана собрал. Однако туризмом, как таковым, никогда не занимался и даже слово это считаю для себя оскорблением. Путешествие - это работа и как любая другая работа она должна приносить какие-то плоды. Пусть даже нематериальные. Поэтому для путешествий того периода нужно было придумать какую-то целевую основу. Короче говоря, вроде как ходили в поисках интересных минералогических проявлений, опять же с коммерческим подтекстом. Однако успеха это никогда не приносило. И всё более понятно было, что меня интересуют, прежде всего, сами путешествия и возможность увидеть нечто, что невозможно увидеть, не покидая дом.

И как-то вернувшись после Путоранской экспедиции в 1996-м году, чуть ли не первым делом полез в карты. Это, кстати, одно из любимых занятий. Хотелось чего-то глобального. Короче говоря, дело кончилось тем, что замыслил пересечь всё Среднесибирское плоскогорье, огромную территорию между Леной и Енисеем. Попытки найти единомышленников быстро привели к понимаю, что на такое длительное сумасшествие никто не подпишется. Но это как-то не очень останавливало. Значит судьба мне быть одиночкой. В результате мероприятие растянулось на три года. В 1997-м году на лёгкой байдарке прошёл за два месяца 2625 километров по Нижней Тунгуске. В 1999-м было самое интересное, читай самое трудное. По системе рек совершил умопомрачительный маршрут от Нижней Тунгуски в истоки реки Оленёк, длиной около 600 километров, где только вверх по рекам пришлось подниматься 250 километров и сплавился вниз по Оленьку ещё 700 километров. Здесь установил личный рекорд - 40 дней подряд не встречая человека. Хотя сама экспедиция также длилась почти два месяца. До сих пор ещё не побил этот рекорд, хотя постоянно к нему подбираюсь. А в 2000-м году ничего более не оставалось как завершить эпопею, а конкретно пройти оставшиеся полторы тысячи километров реки Оленёк до моря Лаптевых. Вот так и стал путешественником-одиночкой.

Вот ведь, всё никак до фотографии не дойду, а ведь ещё в детстве готов был не спать ночью, лишь бы посмотреть как отец колдует над ванночками с проявителями и закрепителями. Короче говоря, фотография всегда была где-то со мной рядом. И когда в пещеры ходил, тоже фотоаппарат всегда был при себе, да и во всех других путешествиях тоже. Но это не было главным. И вот об этом жалею больше всего. Ведь раньше надо было серьёзно заняться фотографией. В этом и есть те плоды, которые должны приносить путешествия. И в этом есть выход для того громадного количества увиденного, прочувствованного, осознанного, что приходит в путешествиях и что невозможно уже держать только в себе. Просто уже не осталось места, и чтобы это место освободить, нужно делиться багажом с другими.

В 2002-м году у меня был профессиональный дебют. Некое издательство отправило на съёмки пейзажей на Приполярный Урал. Потом были Путораны, Подкаменная Тунгуска, Хребет Сунтар-Хаята, Тофалария, Камчатка, Полуостров Кони, южные отроги хребта Черского, озеро Лабынкыр, река Лена, Большая Момская наледь, Индигирка, неизвестный доселе уникальный останцовый ландшафт кряжа Улахан-Сис и многое другое. Обо всех этих экспедициях и более ранних и более поздних и совсем ещё свежих, стараюсь рассказать в моём журнале.

Но с недавнего времени, а точнее с 2016-го года, начался новый этап в моей страннической жизни. Да собственно сама жизнь и подвела к этому, хотя подвела она давно, а вот решиться на это получилось совсем недавно. В общем теперь не только с помощью фотографий я показываю удивительные и прекрасные места, но теперь и непосредственно в эти места помогаю людям попасть. То есть занялся я организаций различных путешествий, фототуров и просто туров. И оказалось что есть такие люди, которые готовы со мной отправиться в путешествие не только виртуально, но и реально. Вот в этом направлении и идёт теперь развитие.

Так что, дорогие друзья! Буду рад видеть вас не только на страницах моего журнала, но и где-то в пути и на маршруте. А предложения у меня обычно эксклюзивные.








Categories

армия, история, образование, общество, происшествия, религия, искусство, кино, литература, спорт, фантастика, еда, животные, природа, путешествия, медицина, здоровье, авто, дети, семья, авиация, космос, наука, производство, техника, энергетика, россия, психология, лытдыбр, транспорт, напитки, архитектура

Social capital

  • 233

Rating position

Statistics